АНОПЬЯН, АРМЕНАК ОНОПРИОСОВИЧ

20.02.1908, Нахичевань-на-Дону (ныне часть Ростова-на-Дону) – 15.02.1976, Ростов-на-Дону. Живописец, портрет, жанровая картина, пейзаж, натюрморт.

Сын армянского поэта Оноприоса Яковлевича Анопьяна (1873-1934, умер в Симферополе от туберкулеза). Жил в Симферополе с 1909 года. Здесь в 1926 году окончил девятилетнюю школу второй ступени. Одновременно, с 1924 года учился в Симферопольском техникуме изо, преподаватели – В.Г. Акуленко, И.Я. Иткинд, Е.М. Маркова, Н.С. Самокиш,  Х.Н. Скорняков, А.Ю. Тотеш. В связи с ликвидацией техникума в 1926 году, окончил 2 курса.

В 1928 году предпринял неудачную попытку поступления в Высшие художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС) в Москве.

В дальнейшем продолжил художественное образование в студии Н.С. Самокиша (1929-1932). С 1929 года преподавал физкультуру и рисование в симферопольских школах 2-й ступени (1929-1932). Как художник начал работать с 1929 года, стал членом союза Рабис. Активно участвовал во Всекрымском изо-соревновании художников к 10-летию советизации Крыма (1929-1930), один из инициаторов организации в 1929 году семинара по поднятию квалификации начинающих художников. Принимал участие в конкурсе проектов памятника “Погибшим в Крыму борцам за революцию” в Пушкинском (Семинарском) сквере Симферополя. Состоял одним из членов-учредителей Крымского общества революционных художников (КОРХ) “Изофронт” (1931-1932).

С 1932 по 1933 годы работал в Москве во “Всекохудожнике”.

После возвращения в Симферополь был принят в члены т-ва “Крымхудожник”, в период с 1936 по 1941 годы – член Правления, Ревизионной комиссии, Художественного совета т-ва; делегат съездов. По заказу Севастопольского музея Революции в 1935 году написал картину “Расправа немецких оккупантов в 1918-1919 гг.”, в 1936 году собирал материал для картины “Последнее слово Шмидта”. В этот период работал также над картинами “Атака партизан”, “Пушкин в Гурзуфе”, “Пушкин и Раевская”, “На Дальневосточной сопке” и, одновременно, писал картины на местные темы и портреты. В 1938 году входил в состав бригады художников по созданию серии панно для Крымского павильона на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве, выполнил эскиз панно “Лаванда и казанлыкская роза. Эфиро-масличные культуры” (панно не использовались ввиду изменения концепции архитектурного оформления павильона).

В 1938 году был арестован, находился под следствием (1938-1940), был оправдан судом за полной необоснованностью обвинения.

Оргкомитетом ССХ Крымской АССР 20 ноября 1940 года принят кандидатом в члены ССХ, в 1941 году прошел Всесоюзную перерегистрацию членов и кандидатов ССХ и был утвержден в данном статусе Президиумом Оргкомитета ССХ СССР.

С началом Великой Отечественной войны входил в состав Симферопольской творческой агитбригады по изготовлению и выпуску художественных плакатов, панно и Окон ТАСС. Работал над эскизами к картинам – “Пулеметчики” и “Матросы в бою”. Во время оккупации Симферополя состоял в Коллективе художников при Городской управе, писал пейзажи, портреты и натюрморты, которые продавал через магазин-салон.

После освобождения Крыма, участвовал в Выставке симферопольских художников, посвященной бойцам и офицерам Советской армии (Симферополь, 3 мая 1944 г.), экспонировал картину “Атака партизан”. Выполнил картину “Пулеметчики”, для Фронтовой выставки 4-го Украинского фронта “От Волги до Севастополя” (Москва, 1944 г.).

Был как армянин депортирован из Крыма. В дальнейшем, жил в г. Прокопьевске Кемеровской обл. – преподавал рисование в школе. С 1956 года в Ростове-на-Дону – художник мастерских Художественного фонда РСФСР. В мае 1945 года ССХ Крыма пытался добиться разрешения на его переезд из Прокопьевска в Ереван, но безрезультатно.

Жил в Симферополе по адресу – ул. Фонтанная, 6, кв. 6.

УЧАСТИЕ В ВЫСТАВКАХ: Выставка картин современных крымских художников (Симферополь, 1929 г.), Выставка проектов памятника борцам революции в Пушкинском сквере Симферополя (Симферополь, 1929 г.), Всекрымская юбилейная выставка к 10-летию власти Советов в Крыму (Симферополь, Феодосия, Керчь, Севастополь, 1930-1931 гг. 2-я премия), Выставка “Искусство Советского Крыма” (Москва, 1935 г.), Художественная выставка к 20-летию Великой Октябрьской Социалистической революции (Симферополь, 1937 г.), Выставка этюдов и эскизов крымских художников (Симферополь, 1938 г.), I выставка Союза Советских художников Крыма. Художественная выставка, посвященная XX-летию освобождения Крыма от белогвардейцев (Симферополь, 1940 г.).

ОСНОВНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ: живопись – “Застигнутые в подполье. Арест Севастопольского подпольного парткомитета” (1930, довоенное собрание СевХМ), “Портрет отца” (1933), “Натюрморт с чернильницей” (1934), “Расправа интервентов. Расправа немецких оккупантов в 1918-19 гг.” (1935, Севастопольский музей Революции), “Натюрморт с баварской кружкой” (1935), “Портрет художника А.Н. Глаголева” (1935), “Алушта. Генуэзская башня” (1937), “Атака Красной армии” (1938), “Натюрморт с трубкой” (1938), “Гурзуф. Жаркий полдень” (1940), “Бахчисарай. Старый шашлычник” (1940), “Серый день” (1940), “Портрет жены, В.В. Беспаловой” (1942), “Симферополь, ул. Фонтанная, 6” (1943), “Портрет Н.С. Самокиша” (1943), “Атака партизан” (1944, вариант), “Пулеметчики” (1944), “Сибирский поселок. Прокопьевск летом” (1948), “Сибирский поселок. Прокопьевск зимой” (1948), “Сибирская весна. Задворки” (1951), “Портрет друга. Синикирим” (1952); графика – “Академик батальной живописи Н.С. Самокиш на смертном одре” (1944, кар., СХМ).

 

А. ГЛАГОЛЕВ. ИСКУССТВО КРЫМА

[Искусство. 1935. № 2. С. 97-102]

(…) В процессе работы удалось выявить несколько талантливых самоучек: Анопьяна. Интереснейшая по сюжету картина Анопьяна “Застигнутые в подполье” явно испорчена противоречием между новым содержанием и чуждой последнему “голландской” манерой цветопостроения. Правда, в ряде значительных портретов, выполненных за последнее время, Анопьян уже избавляется от этого недостатка. (…)

 

П. ШУЛЬЦ. КРЫМСКАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ВЫСТАВКА В МОСКВЕ

[Красный Крым. 1935. 6 октября]

(…) Одним из наиболее многообещающих живописцев Крыма является нацмен Анопьян. Он дал, напряженную по теме, историческую композицию – момент ареста подпольной большевистской типографии. Острая характеристика отдельных людей, драматизм их действий и жестов, спаянность группы – художником решены энергичным рисунком и глубокими контрастами света и тени. Однако, академическая чернота цвета ослабляет воздействие вещи. В последних работах Анопьян вплотную подошел к задаче живописно-пластического решения портретного образа (“Портрет Глаголева”). Он начинает решать форму портрета не столько рисунком и тоном, сколько цветом и краской. Жаль, что параллельно с портретом молодой художник не продолжает развивать своего композиционного дарования в жанровых темах. (…)

 

ХРОНИКА ЛИТЕРАТУРЫ И ИСКУССТВА. А. О. АНАХАЯН

[Литература и искусство Крыма. 1936. № 1. С. 146-147]

Недавно закончил и сдал музею в Севастополе картину “Расправа интервентов”. Одновременно работает над большим полотном “Застигнутые в подполье”. Эта картина получила вторую премию на Всекрымской выставке 1935 года. Также к выставке был закончен “Портрет отца”. Сейчас собирает материал для картины “Последнее слово Шмидта” по заказу Севастопольского музея. В процессе подготовки и организации материала большая вещь к 20-летию Красной армии “Атака Красной гвардии”.

 

У КРЫМСКИХ ХУДОЖНИКОВ.

[Красный Крым. 1941. 14 сентября]

Мужество советских людей, их борьба за родину, славные страницы войны 1917-20 гг. – эти темы близки нашим художникам. В наши дни именно эти темы занимают большое место их творческом изображении. (…)

Художник Анопьян пишет эскиз к картине “Матросы”. Загорелые, мужественные лица… Глаза сверкают решимостью и отвагой… Зажаты в руках винтовки… Матросы идут в бой.

Интересен эскиз “Пулеметчики”. Раненый пулеметчик один сдерживает наступление врага. Эскиз отличается динамичностью и подкупает простотой. (…)

Наряду с большими полотнами крымские художники работают над массовыми плакатами, а так же рисуют карикатуры для “Окон ТАСС”.

 

ПИСЬМО

в Правление ССХ Армении

копия: Оргкомитету ССХ СССР

№ 65                                                                         от 16 мая 1945 года

ССХ Крымской АССР просит от имени ССХ Армении послать ходатайство в соответствующие правительственные учреждения о разрешении кандидату ССХ, художнику Анопьяну Арменаку Оноприосовичу переезд из г. Прокопьевска в Ереван. Тов. Анопьян – молодой талантливый художник (сын известного армянского поэта), состоял кандидатом в члены ССХ Крыма. В довоенные годы он неоднократно участвовал на художественных выставках. В 1944 г. во время спецпереселения тов. Анопьян из Крыма был переселен в г. Прокопьевск. Но, так как тов. Анопьян болен туберкулезом легких, климат Кемеровской области, где он в настоящее время проживает, для него слишком суров. Также в области творческой работы у него нет там соответствующих условий. Каких-либо порочащих моментов за тов. Анопьяном не числится, потому, ССХ Крыма считает необходимым поддержать его ходатайство и содействовать его переезду в г. Ереван.

ПОДПИСЬ:                                                                                        Бирзгал Я.П.

 

ПИСЬМО

Начальнику Отдела спецпереселения Кемеровского МВД

Правление ССХ Крымской области ходатайствует перед Вами о снятии спецпереселения с кандидата ССХ художника Анопьяна Арменака Оноприосочича и разрешении ему переезда в гор. Ереван. Тов. Анопьян А. О. молодой талантливый художник, состоял кандидатом в члены ССХ Крыма. В довоенные годы он неоднократно участвовал на художественных выставках. В 1944 году во время во время спецпереселения тов. Анопьян из Крыма был переселен в г. Прокопьевск. Но, так как тов. Анопьян болен туберкулезом легких, климат Кемеровской области, где он в настоящее время проживает, для него слишком суров. Также в области творческой работы у него нет там соответствующих условий. Каких-либо порочащих моментов за тов. Анопьяном не числится, потому, ССХ Крыма считает необходимым поддержать его ходатайство и содействовать его переезду в г. Ереван.

ПОДПИСЬ:                                                                               Крошицкий М.П.

 

ПОРТРЕТ СЕМЬИ НА ФОНЕ ЭПОХИ

[Ростов официальный. 2010. 18 августа]

Нахичеванская колония дала миру много замечательных художников. На днях в Ростовском областном музее ИЗО открылась экспозиция картин одного из них – Арменака Анопьяна, при жизни так и не дождавшегося своей персональной выставки.

История этой семьи замечательна сама по себе и еще более примечательна тем, что всех персонажей мы можем видеть на портретах, представленных на выставке.

Отец художника – известный армянский поэт-переводчик Оноприос Анопьян – потомок анийских армян, переселенных Екатериной Второй из Крыма на Дон. Его главная заслуга перед армянской культурой – перевод на армянский язык Лермонтова, которого из русских классиков он любил более всего. Оноприос Яковлевич переводил и Пушкина, и европейских поэтов. Есть у Оноприоса Анопьяна и замечательные собственные стихи, которые печатались в армянских журналах по всему миру. Но дождаться своего собрания сочинений ему не довелось. Потому, работая над портретом отца за год до его смерти, сын изобразил его с заветным томиком в руках. Этот портрет, как и другие работы сохранился в семье.

Сохранился и незаконченный автопортрет самого Арменака Анопьяна. Высокую оценку данной работе дал искусствовед Валерий Рязанов на открытии выставки. По словам Валерия Васильевича на нас с этого автопортрета смотрит человек, который защищает себя от внешнего мира. И на это у Арменака Оноприосовича есть основания. Проживая в Крыму (родители переехали туда из Нахичевани-на-Дону почти сразу же после рождения сына), он дважды был арестован известной организацией. После второго ареста был выслан в Сибирь, потому на выставке запечатленные снежные просторы Сибири можно увидеть рядом с крымскими пейзажами. Художником с замечательной русской классической традицией назвала Арменака Анопьяна искусствовед Галина Долгушева. Здесь стоит уточнить, что учителем в Крыму у Арменака был известный русский художник-баталист Николай Самокиш.

Однако Арменак оставил нам не только портрет отца. В семье хранится также огромный рукописный том, где жизнь Оноприоса Анопьяна буквально по дням. При этом в “эти дни” вписаны стихи, что дорого стоит. Хочется надеяться, что эта книга – как и сохраненные картины – будет когда-нибудь представлена читателю.

Работы, хранящиеся не в музеях, а в семье, находятся сейчас в не очень хорошем состоянии. Но Валерий Рязанов настоял, чтобы портрет Оноприоса был представлен на выставке: уж очень сильная личность изображена на портрете. По словам сотрудников музея, внучка поэта, усилиями которой и собрана выставка, подарит эту работу музею. Тогда она будет отреставрирована и займет свое почетное место в фондах.

                                                                                                Виталий ИВАНОВ